31 Июл 2017, 12:11
2068
Таблы энгельс

В саду гарема сам учил девочку премудростям конного дела. Бюльбюль, бюльбюль И талант же у этого человека!

Боялся, что, оставшись в Апсахе, он станет посмешищем деревни. Целует полы его халата. Во время этой второй дневки няня сильно на него рассердилась.

Физали недавно ушел отдыхать.  Не служанка, милый, племянница служанки.

Черные глаза мокры от слез. Показала старику свои мозолистые ладони.

Случайно передвинул циновку и, к своему изумлению, увидел под ней какую-то книгу в прекрасном сафьяновом переплете. «Придет время, писал Физали Гарун аль-Рашид, когда от моего дворца не останется и развалин, люди забудут о моих войнах, забудут, где была моя могила, но, думаю, не забудут о том, что Гарун аль-Рашид умел ценить своих поэтов».

Взволнованный тяжелым прощанием с женой, Джафар понемногу успокоился. Дым занавеской, и по ней движется тень, его тень.

Ты знаешь, я много ездил по свету, и всюду так.

Няню Олыгу дети тоже побаивались.  Няня, прошу тебя, уйди пока Я придумаю, что делать.

К вечеру следующего дня путники добрались почти до самой столицы, но Физали, собиравшийся остановиться у давнишнего своего приятели, поэта Абуль Атохия, не захотел беспокоить его затемно. Завтра же зачислю его придворным музыкантом. Тени в саду уже начали вытягиваться.

Ни за что Умереть легче. Места там красивые лучше я не видал во всей стране русов.

Только перед рассветом, и то не всегда, приходил тяжелый сон. Когда путники въехали в предместье, Джафар снова изумился.



Все права защищены © 2017.