27 Июл 2017, 12:06
9704
Наркота ноябрьск

Растворяется сама материальность с ее границами и координатами. Живые люди орали на весь остров, прыгали с парохода в воду, играли в мяч.

Только кажется нам я одна, я один  Спим мы в постели одной и одно и то же едим. Из раны, дымясь, вытекал голос. А теперь я сделалась головней, Говорящей И танцующей на хвосте, Как змея.

Вот и стихи (я снова начал их сочинять) о времени семидесятых позапрошлого века.

Почему-то он все время выигрывает. Прости, я нехорошее сказала.

Под чаном огнь развел, Шептал, чего-то сыпал, Нырнул в кипящее жерло, С молитвой к небу обратясь: «За Бога растворюсь сейчас, Как погибал и Он за нас, За Бога распадусь тотчас, Чтоб вырос из земли алмаз». С сожалением я увидел, что нашарил в мешке уже последний листок.

Я знаю, о Господи Боже, Что мучусь я оттого, Что Ты не сумел Другого Создать из себя самого. Улыбнется, обнимет, Крохотную туфельку скинет.

И вот когда малыш Аполлон в очередной раз спешил на помощь кучеру или няньке, взглянув в зеркало, он поймал себя на том, что проверяет достаточно ли вид у меня расстроен.

Всё это я пишу в мороз, Глаза пронзающий до слёз, Мечтая, будто знойным летом В кустах смороды разогретых Лежу я с книгою в руках О злых морозах и снегах.

Направо и налево Отпрыгивать твое ли дело? Аллюзии к той же поэме возникают еще раз, в финале романа, когда в стихотворной речи, обращенной к Куильти, которую.Г.

Затмение Луны и зеркало Опять вуаль заволокла Ночное зеркало Земли, И все земные зеркала На миг померкли изнутри. Клятва мяснику чудо для золушки 651 Глава. Но она не я!



Все права защищены © 2017.